Ксения Монько: «Я бы хотела, чтобы мои ученики катались мягко»

21.11.2019 0 Автор Diana Tazhetdinova

Ксения Монько – молодой тренер по фигурному катанию. Она работает с танцевальными парами в СДЮСШОР №85 в Москве, более известной как каток «Синяя птица». Ученики вежливо называют её Ксенией Ивановной, дарят цветы на день рождения и пишут слова благодарности через инстаграм. Но ещё совсем недавно она сама была успешной спортсменкой и выступала в дуэте с Кириллом Халявиным, впоследствии ставшим её супругом.

Ксения Монько и Кирилл Халявин. Фото Дмитрия Икунина // fskate.ru

Теперь Кирилл представляет на международной арене Испанию в паре с Сарой Уртадо, а Ксения выводит на стартах юниорские пары, постигая трудности и радости работы по другую сторону бортика катка. Во время V этапа гран-при Rostelecom Cup 2019 корреспонденту «Юниор-ТВ» удалось встретиться с Ксенией на зрительских трибунах и поговорить о её тренерском пути, новых правилах в танцах на льду и перспективах российских пар.

– Расскажите, пожалуйста, как именно Вы решили стать тренером? Не все бывшие спортсмены выбирают такой путь.

– У меня была небольшая травма, поэтому мне пришлось завершить свою спортивную карьеру. Джонатан Гуррейро предложил мне попробовать начать работу тренером в группе его мамы Светланы Евгеньевны Ляпиной. Мы встретились, обговорили все условия, с тех пор я работаю там. Получается, уже четвёртый сезон. 

– Как распределяются обязанности в вашей рабочей группе? 

– За постановки программ отвечаем мы все вместе. У Светланы Евгеньевны хорошо получается ставить короткие, а произвольные кому-то ставлю я, кому-то она. Часто нам помогает Джон. Нет четкого распределения, мы всегда делаем всё вместе, обсуждаем и помогаем друг другу.

– Короткий танец переименовали в ритмический. Как Вы считаете, что-то глобально изменилось от этого? 

– Мне кажется, что нет разницы, просто я к названию не могу привыкнуть, а технически ничего не изменилось.

– Давайте ещё немного поговорим об изменениях в правилах, затрагивающих именно танцы на льду. Как они повлияли на этот вид фигурного катания в целом?

– Стало больше танцевальности. Больше хореографических элементов появилось. Теперь можно сделать программу более интересной и разнообразной для зрителей. При этом с технической точки зрения стало чуть-чуть полегче. Возможно, меня осудят за это утверждение, но когда я каталась, было две дорожки в произвольном танце, а сейчас всего лишь одна. Вроде бы это мелочи, и я не могу сказать, что стало совсем легче, но все изменения пошли в сторону хореографии.

– Вам нравится, что твиззлы и параллельные дорожки шагов сейчас оцениваются отдельно у партнера и партнерши?

– Да, мне это нравится, это хорошее новшество. Очень было обидно, когда в паре ошибся кто-то один, а элемент обнулился совсем. Сейчас получается, что не так уж много баллов теряется.

– Вы принимаете какое-либо участие в постановках для Сары и Кирилла?

– Нет, я не лезу в их тренировочный процесс, потому что у них есть свой тренер. Я для них только как моральная поддержка.

– С Александром Вячеславовичем Жулиным сейчас общаетесь?

– Когда мы видимся на соревнованиях, то здороваемся, иногда поздравляем друг друга с праздниками. На этом всё.

Кирилл Халявин, Ксения Монько, Сара Уртадо и Дмитрий Ионов (тренер по акробатике в группе А.В. Жулина) // instagram.com/kseniamonko

– Раз уж мы вспомнили о Жулине и его нынешних учениках, я бы хотела узнать Ваше мнение о нынешних лидерах российской сборной в танцах на льду. Как Вы считаете, победы и медали наших танцоров на крупных турнирах (Синициной и Кацалапова, Степановой и Букина) это некий кратковременный всплеск или действительно теперь наши пары стали конкурентоспособными в борьбе за лидерство на мировом уровне?

– Я надеюсь, что не кратковременный всплеск. Это действительно очень сильные пары. К тому же сейчас у нас в стране подрастает хорошее поколение, есть отличные юниорские пары. На самом деле, много достойных пар. Мне нравится, что сейчас сильные фигуристы в танцах на льду появились не только в Москве, но и в других городах, в Санкт-Петербурге, например. Нет явного отличия между столицей и регионами.

– У вас со Светланой Евгеньевной в группе несколько пар примерно одного возраста и уровня. Не сложно ли распределять время и внимание между ними?

– Мы стараемся никого не выделять. Но Светлана Евгеньевна больше работают с юниорами, со старшими ребятами, а я с новисами, с младшими.

– С кем лично Вам проще – с новисами или с юниорами?

– С маленькими сложно, потому что им нужно больше объяснять. Им нужно 50 раз объяснять, в чем их ошибка. Для меня это не очень сложно, но небольшие трудности всё же есть. С юниорами сложнее в другом плане. У них как раз сейчас подростковый возраст, возраст протеста. Нужно уметь находить с ними общий язык. Это не маленькие дети, которым велишь сделать 2 проката, и они без вопросов поедут. Нужно с ними общаться наравне, обсуждать план тренировки. Конечно, у нас за планы тренировок отвечает Светлана Евгеньевна, ей помогает её муж, но внести коррективы иногда можно.

– Вам как-либо помогает личный спортивный опыт?

– Да, очень помогает. Я могу сказать детям, что когда я каталась, случилось то-то и то-то, не надо повторять моих ошибок. Мне кажется, что это правильно, потому что личный пример и реальный опыт всегда заставляют прислушаться.

– Сложнее выводить учеников или кататься самой и ждать оценок?

– Выводить пару волнительнее, потому что от меня уже ничего не зависит. Всё зависящее от меня я могу сделать только в тренировочном процессе, а на соревнованиях уже нет. Как настроишь пару, так и пойдёт. Даже если что-то случится в прокате, я не смогу надеть коньки и выбежать на лёд, чтобы помочь, поэтому это всегда очень волнительно.

Ксения Монько с учениками Софией Кириченко и Данилой Юдиным. Фото Дмитрия Икунина // fskate.ru

– Вы считаете себя строгим тренером?

– Я могу быть очень строгой и очень злой, если меня вывести из себя. Я не люблю кричать на детей. Я люблю доносить свою мысль через хорошие, положительные эмоции, чтобы дети меня не боялись. Но если они приходят на тренировку в разболтанном состоянии и не готовы работать, не сконцентрированы на этом, то я могу немножко прикрикнуть. При этом я хочу дать понять, что я добрый тренер, но не надо доводить меня.

– В заключение нашей беседы расскажите, пожалуйста, чего бы Вы хотели добиться как тренер.

– Я бы хотела, чтобы мои мысли были поняты учениками. Чтобы они не забывали то, чему я пытаюсь их обучить. Я бы хотела, чтобы они мягко катались. Как Вика с Никитой и как Кирилл с Сарой. Для меня эти 2 пары на данный момент — самые катающиеся. Хочется, чтобы мои пары тоже стремились так кататься. Хочется вбить это в голову своим детям. Сейчас у них что-то не получается в силу юного возраста, но со временем хотелось бы увидеть их мягко катающимися. 

– То есть, результат Вам видится не в медалях, а в навыке, в умении?

– Я считаю, что когда появится это умение кататься, тогда будут и медали. 

Беседовала Диана Тажетдинова. Фото на превью – Михаил Шаров.